Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: людмила улицкая (список заголовков)
21:00 

Rest in pain
Людмила Улицкая
«Сонечка»



От первого детства, едва выйдя из младенчества, Сонечка погрузилась в чтение. Старший брат Ефрем, домашний острослов, постоянно повторял одну и ту же шутку, старомодную уже при своем рождении:
От бесконечного чтения у Сонечки зад принял форму стула, а нос форму груши.
К сожалению, в шутке не было большого преувеличения: нос ее был действительно грушевидно расплывчатым, а сама Сонечка, долговязая, широкоплечая, с сухими ногами и отсиделым тощим задом, имела лишь одну стать большую бабью грудь, рано отросшую да как то не к месту приставленную к худому телу. Сонечка сводила плечи, сутулилась, носила широкие балахоны, стесняясь своего никчемного богатства спереди и унылой плоскости сзади.
Сострадательная старшая сестра, давно замужняя, великодушно говорила что то о красоте ее глаз. Но глаза были самые обыкновенные, небольшие, карие. Правда, редкостно обильные ресницы росли в три ряда, оттягивая припухший край века, но и в этом особенной красоты не было, скорее даже помеха, поскольку близорукая Сонечка с раннего возраста носила очки…
Целых двадцать лет, с семи до двадцати семи, Сонечка читала без перерыва. Она впадала в чтение как в обморок, оканчивавшийся с последней страницей книги.
(с)

@темы: Людмила Улицкая, Книги

03:31 

Rest in pain
Людмила Улицкая
Искренне ваш Шурик


Люди с тонкими чувствами обречены на вымирание, автор их жалеет, но "антисентиментальной" насмешки… практически не скрывает. Сентиментальное редуцируется к биологическому, к волнению гормонов, а не души, и чем сильнее бурлят гормоны, тем спокойнее душа. Улицкая умышленно издевается над собственным ранним сентиментализмом, имеющим корни в XIX веке, а внутри романа последовательно опровергает те чувства, которые сама же и генерирует у читателей, и в этой эмоциональной динамике новизна ее отношения и к персонажам, и к читателям. (с)

@темы: Книги, Людмила Улицкая

01:13 

Rest in pain
Людмила Улицкая
Сквозная линия


Букеровская лаурьятка, бестселлермахерша, чином в литературной колоде не меньше чем дама треф, Людмила Улицкая, тем не менее, никогда не была модной писательницей. Это не потому, что она неталантлива, а потому, что небойкая.

Людям, однако ж, нравится ее уютная, швейцарская, домотканая, прижимистая, в хорошем смысле мещанская проза. Она вся строится на том, что писательница никогда не пересаживает слова из словаря напрямую в повествование, в диалог. Все слова она как будто вочеловечивает, подвергает какому-то оригинально разработанному напылению. Попадая в текст, те выстраиваются на смотр не сами по себе, чеканные или понурые, но прилипают к перу как аксессуар героев.

Повесть "Сквозная линия" есть беллетристическое исследование феномена женского вранья: пять историй о женщинах, которые врут подругам, ученицам, любовникам. Рассказчица их разоблачает, но не как мисс Марпл, а по-бабски, с удивлением. Разбираясь в психологических перипетиях своих героев, Улицкая никогда не бухается в воду глубоко, с разбега, - всегда на мелководье, уголком, едва не разбивая плечо о дно, но успевая все-таки ускользнуть от столкновения и поплыть себе русалкой, да так, что залюбуешься. Женская ложь, по Улицкой, - совсем не то, что мужская, она произносится не для выгоды, а секретируется без предварительного намерения.

Улицкая - хорошая нравописательница: она очень умеет чертить именно что сквозные линии, не тонуть в деталях и не путаться в водорослях. У нее все очень кругло, естественно выходит: в ее прозе как будто квартирует - где-то в отдельной оркестровой яме - некий слаженный музыкальный коллектив, который и аккомпанирует героям, одновременно задавая и ритм, и настроение, и акустическую декорацию для действия.

Может, это мне кажется, но по сравнению с двухлетней давности "Казусом Кукоцкого" Улицкая еще больше набила руку. "Сквозная линия" и прилагающиеся к ней восемь рассказов - очень зрелая, точная, твердая проза. Здесь нет совсем уже сахара, приторности, чувствовавшейся еле-еле и в "Сонечке", и в "Медее", и в "Кукоцком". Она как-то перестала, что ли, стесняться быть неинтеллигентной; может это себе позволить. "А ты за три рубля не сосала у трех вокзалов? А на хор тебя не ставили? А в подъезде ты не давала? Да, я Люда из Москвы! Королева, ебена мать! Только я не Люда и не из Москвы! Я Зоя из Тулы!" Это тоже Улицкая, чтоб вы знали.(с)

@темы: Книги, Людмила Улицкая

01:10 

Rest in pain
Людмила Улицкая
Казус Кукоцкого


"Большой кусок моей жизни был связан с биологией, но по прихоти судьбы меня вынесло на другой берег. Те годы оставили значительный след в моей жизни. Это тогда мне открылось родство профессии врача с деятельностью жреца или священника, это оттуда и множество сложнейших вопросов: где границы человеческой свободы, и гае пролегают границы между здоровьем и болезнью, между жизнью и смертью...

В романе «Казус Кукоцкого» нет ответов на эти вопросы, но есть размышления на эту тему, внутреннее движение в ту сторону, откуда ответы могут прийти. Рано или поздно в жизни каждого человека наступает момент, когда эти размышления становятся неизбежными". (с)

@темы: Книги, Людмила Улицкая

Боль на выдохе, боль на вздохе

главная